Предоставление услуг по сопровождению устойчивого развития бизнеса в России

Максим Быстров принял участие в Международном форуме «100 лет электричества»

18.12.2020
Максим Быстров принял участие в Международном форуме «100 лет электричества»

Председатель Правления Ассоциации «НП Совет рынка» Максим Быстров принял участие в сессии «Россия и «глобальный переход»: драйвер или оппонент?», которая состоялась с использованием видеоконференцсвязи в рамках Международного форума «100 лет электричества»».

В своем выступлении он рассказал о концепции системы обращения сертификатов происхождения электроэнергии, которую в ближайшее время планируется ввести в России на законодательном уровне.
Председатель Правления Ассоциации подчеркнул, что получение сертификатов будет исключительно добровольным. Это смогут делать владельцы генерирующих объектов ВИЭ и низкоуглеродных генерирующих объектов (НГО). Все сертификаты будут иметь единую форму, но, как и положено по общепринятым стандартам, с обязательным указанием конкретного генерирующего объекта и источника энергии, который используется на этом объекте. Тем самым покупатель сертификата всегда сможет понимать, какой объём выбросов связывается с производством того мегаватт-часа, который обозначен в сертификате.
Международные правила позволяют использовать сертификаты для снижения объёма косвенных энергетических выбросов, связанных с электроэнергией, которая покупается на рынке. Сегодня у большинства российских потребителей на практике есть только одна возможность рассчитать такие выбросы – применить средний по стране коэффициент эмиссии. Это примерно 350 килограммов СО2 на каждый произведённый мегаватт-час. Когда заработает система сертификатов, каждый мегаватт-час, «закрытый» погашенным сертификатом ВИЭ или НГО, будет учитываться у потребителя с нулевым коэффициентом. Таким образом, в пределе можно снизить объём косвенных электроэнергетических выбросов до нуля.
«Что касается стоимости сертификата, предполагается чисто рыночное ценообразование. Сейчас спрогнозировать цену сложно, но по опыту Европы можно ожидать, что сертификат будет стоить в районе нескольких процентов от стоимости электроэнергии. Заработать много на сертификатах вряд ли удастся, поэтому бояться прихода на рынок неких спекулянтов, которые всё скупят на корню и взвинтят цены, не следует», — сказал Максим Быстров.
По его словам, предположительно, на рынке выделятся три типа сертификатов: сертификаты новых ВИЭ (солнце, ветер и малые ГЭС) — их ежегодный объём в настоящее время 3–4 млн МВт·ч, к 2035 году дойдёт до 17 млн МВт·ч; большие ГЭС – около 200 млн МВт·ч в год; АЭС — от 215 до 250 млн МВт·ч в год к 2035 году.
У каждого типа будут свои категории покупателей, цели и мотивы которых могут быть разными. Поэтому, возможно, на начальном этапе будут предусмотрены меры для разделения соответствующих секторов на рынке, чтобы ценообразование для каждого типа было эффективным, без искажений.
Кроме того, Председатель Правления Ассоциации отметил, что российская система полностью соответствует базовым принципам и критериям, которые предусмотрены международным стандартом «GHG Protocol: Scope 2». Поэтому нет причин, чтобы наши сертификаты не были признаны и приняты в Европе. 
«В российском законопроекте фигурируют такие принципы, как: «материальность» сертификатов, то есть их выдача исключительно по факту производства электроэнергии; уникальность: один мегаватт-час – один сертификат; привязка ко времени и пространству; передаваемость; полнота и неделимость прав и так далее. Если мы пропишем понятные и прозрачные правила работы рынка сертификатов, то у Европы не будет экономических и правовых причин их не принимать. Только если, предположим, будут политические мотивы отказаться от наших сертификатов», — отметил Максим Быстров.
При этом встречные опасения, что иностранцы могут скупить все российские сертификаты, тоже не имеют под собой оснований. Будучи самым большим и динамичным, европейский рынок сертификатов растёт в среднем на 16% в год, но и там постоянно присутствует избыток предложения. Это значит, что в Европе хватает своих сертификатов. Поэтому завозить туда российские нет смысла. То же самое касается Китая: там с прошлого года действует своя система сертификатов.
К тому же, по обычным правилам (например, той же группы RE100), «закрывать» потребление нужно сертификатами генерирующих объектов той же юрисдикции, где это потребление происходит.
«То есть «закрыть» потребление торгового центра в Мадриде сертификатами Красноярской ГЭС не получится. Таким образом, не следует надеяться, что мы сейчас наладим экспорт своих сертификатов и на этом хорошо заработаем», — сказал Председатель Правления Ассоциации.
Он особо подчеркнул, что система сертификации нужна прежде всего для того, чтобы потребители электроэнергии в России могли использовать её для достижения своих целей по обеспечению потребления низкоуглеродной электроэнергией и для доказательства низкого углеродного следа своей продукции на внутренних и мировых рынках.
И завершая свое выступление, Максим Быстров выразил надежду на то, что в ходе весенней сессии Государственной Думы РФ законопроект о сертификатах будет принят. После чего необходимо будет утвердить сопутствующие нормативные правовые акты, разработать и запустить программное обеспечение, наладить всю систему. 
«Если всё будет сделано в хорошем темпе, к концу следующего года получим работающую систему. Все, кому это нужно, смогут использовать это конкурентное преимущество», — заключил он. 

В своем выступлении он рассказал о концепции системы обращения сертификатов происхождения электроэнергии, которую в ближайшее время планируется ввести в России на законодательном уровне.

Председатель Правления Ассоциации подчеркнул, что получение сертификатов будет исключительно добровольным. Это смогут делать владельцы генерирующих объектов ВИЭ и низкоуглеродных генерирующих объектов (НГО). Все сертификаты будут иметь единую форму, но, как и положено по общепринятым стандартам, с обязательным указанием конкретного генерирующего объекта и источника энергии, который используется на этом объекте. Тем самым покупатель сертификата всегда сможет понимать, какой объём выбросов связывается с производством того мегаватт-часа, который обозначен в сертификате.

Международные правила позволяют использовать сертификаты для снижения объёма косвенных энергетических выбросов, связанных с электроэнергией, которая покупается на рынке. Сегодня у большинства российских потребителей на практике есть только одна возможность рассчитать такие выбросы – применить средний по стране коэффициент эмиссии. Это примерно 350 килограммов СО2 на каждый произведённый мегаватт-час. Когда заработает система сертификатов, каждый мегаватт-час, «закрытый» погашенным сертификатом ВИЭ или НГО, будет учитываться у потребителя с нулевым коэффициентом. Таким образом, в пределе можно снизить объём косвенных электроэнергетических выбросов до нуля.

«Что касается стоимости сертификата, предполагается чисто рыночное ценообразование. Сейчас спрогнозировать цену сложно, но по опыту Европы можно ожидать, что сертификат будет стоить в районе нескольких процентов от стоимости электроэнергии. Заработать много на сертификатах вряд ли удастся, поэтому бояться прихода на рынок неких спекулянтов, которые всё скупят на корню и взвинтят цены, не следует», — сказал Максим Быстров.

По его словам, предположительно, на рынке выделятся три типа сертификатов: сертификаты новых ВИЭ (солнце, ветер и малые ГЭС) — их ежегодный объём в настоящее время 3–4 млн МВт·ч, к 2035 году дойдёт до 17 млн МВт·ч; большие ГЭС – около 200 млн МВт·ч в год; АЭС — от 215 до 250 млн МВт·ч в год к 2035 году.

У каждого типа будут свои категории покупателей, цели и мотивы которых могут быть разными. Поэтому, возможно, на начальном этапе будут предусмотрены меры для разделения соответствующих секторов на рынке, чтобы ценообразование для каждого типа было эффективным, без искажений.

Кроме того, Председатель Правления Ассоциации отметил, что российская система полностью соответствует базовым принципам и критериям, которые предусмотрены международным стандартом «GHG Protocol: Scope 2». Поэтому нет причин, чтобы наши сертификаты не были признаны и приняты в Европе. 

«В российском законопроекте фигурируют такие принципы, как: «материальность» сертификатов, то есть их выдача исключительно по факту производства электроэнергии; уникальность: один мегаватт-час – один сертификат; привязка ко времени и пространству; передаваемость; полнота и неделимость прав и так далее. Если мы пропишем понятные и прозрачные правила работы рынка сертификатов, то у Европы не будет экономических и правовых причин их не принимать. Только если, предположим, будут политические мотивы отказаться от наших сертификатов», — отметил Максим Быстров.

При этом встречные опасения, что иностранцы могут скупить все российские сертификаты, тоже не имеют под собой оснований. Будучи самым большим и динамичным, европейский рынок сертификатов растёт в среднем на 16% в год, но и там постоянно присутствует избыток предложения. Это значит, что в Европе хватает своих сертификатов. Поэтому завозить туда российские нет смысла. То же самое касается Китая: там с прошлого года действует своя система сертификатов.

К тому же, по обычным правилам (например, той же группы RE100), «закрывать» потребление нужно сертификатами генерирующих объектов той же юрисдикции, где это потребление происходит.

«То есть «закрыть» потребление торгового центра в Мадриде сертификатами Красноярской ГЭС не получится. Таким образом, не следует надеяться, что мы сейчас наладим экспорт своих сертификатов и на этом хорошо заработаем», — сказал Председатель Правления Ассоциации.

Он особо подчеркнул, что система сертификации нужна прежде всего для того, чтобы потребители электроэнергии в России могли использовать её для достижения своих целей по обеспечению потребления низкоуглеродной электроэнергией и для доказательства низкого углеродного следа своей продукции на внутренних и мировых рынках.

И завершая свое выступление, Максим Быстров выразил надежду на то, что в ходе весенней сессии Государственной Думы РФ законопроект о сертификатах будет принят. После чего необходимо будет утвердить сопутствующие нормативные правовые акты, разработать и запустить программное обеспечение, наладить всю систему. 

«Если всё будет сделано в хорошем темпе, к концу следующего года получим работающую систему. Все, кому это нужно, смогут использовать это конкурентное преимущество», — заключил он. 

Все комментарии
Комментировать
Введите число, которое видите на картинке

Чистые технологии: