опрос на cleandex
Центр маркетинговой компетенции в области чистых технологий маркетинговой группы «Текарт»
+7 (495) 790 75 91 #133 Оставить заявку

Потенциал малых ГЭС в Сибири

06.01.2016
Потенциал малых ГЭС в Сибири

Сибирские регионы обладают самым большим гидропотенциалом для строительства малых ГЭС

Сибирские регионы обладают самым большим гидропотенциалом для строительства малых ГЭС. Несмотря на целый ряд трудностей, именно такие станции могут стать решением проблемы энергоснабжения для отдаленных районов.

Сибирь привыкла жить большими проектами. Если завод — то на половину города, если ГЭС — то обязательно самая большая. Однако в последнее время специалисты все больше говорят о малых ГЭС — станциях мощностью до 25 МВт, которые, конечно, не претендуют на глобальную роль в сибирской энергетике, но вполне могут решить проблему энергообеспечения отдаленных поселков и небольших промышленных объектов. Последний раз гидроэнергетический потенциал, который могут обеспечить для сибирских регионов малые ГЭС, всерь­ез оценивался в 1970–1980 годах. Сегодня бизнес вновь возвращается к советским проектам. По понятным причинам в авангарде этого движения стоит государственное ОАО «РусГидро», которое сегодня уже работает в республике Алтай над реализацией проекта каскада малых ГЭС на реке Чуе. Однако за подобные проекты в других регионах готовы браться и частные компании. Оптимизма добавляют расчеты ученых и практиков, согласно которым подобные проекты в Сибири вполне могут быть рентабельны.

Родина малых ГЭС

История развития малой гидроэнергетики в Сибири началась не вчера и даже не в прошлом веке. Макрорегион вообще может считаться одним из центров зарождения отечественной гидроэнергетики, которая возникала здесь по вполне объективным причинам — развивающаяся еще в конце XIX века кустарная промышленность требовала минимального энергоснабжения. В результате первые из известных нам малых ГЭС в Сибири появились на золотодобывающих рудниках на территории современного Бодайбинского района Иркутской области (река Ныгра) в 1896 году. Тогда мощности станции вполне хватало для обеспечения работы нескольких рудников. А позже от станции построили две ЛЭП и электрифицировали местную железную дорогу — первой в России. Всего же еще до советского периода здесь было построено порядка пяти малых ГЭС, которые к тому же дали стране первый опыт работы нескольких энергообъектов в единой энергосистеме.

Следующий период бурного развития малой гидрогенерации пришелся уже на 1930–1950 годы. В той же Иркутской области в середине прошлого века за счет построенной Полежаевской ГЭС были электрифицированы все колхозы Черемховского района, в республике Алтай (тогда еще автономная область) построена Чемальская ГЭС (ныне — один из самых посещаемых туристических объектов региона), по несколько станций было создано даже в таких «равнинных» регионах, как Новосибирская и Томская области. Всего же по стране в это время каждый год вводилось до тысячи подобных объектов.

«Пик развития малой гидроэнергетики в области и стране приходится на начало 1950 годов. На малых реках в это время построено около десятка межколхозных ГЭС небольшой мощности, которые обеспечивали хозяйства электроэнергией вплоть до середины 1960 годов — времени подключения сельских районов к государственной электрической сети. В начале 1970-х в связи с развитием единой государственной энергосистемы интерес к малым гидроэнергостанциям был утрачен. Все они, в том числе и перечисленные, были выведены из эксплуатации, списаны и демонтированы», — отмечает доцент кафедры гидротехнических сооружений и гидравлики Новосибирского государственного архитектурно-строительного университета (НГАСУ) Елена Гусельникова.

Общее количество сохранившихся (не только действующих, но и физически существующих) малых ГЭС в Сибири посчитать не представляется возможным. Фактически в ряде регионов только сейчас началась ревизия подобных сооружений. Например, в Новосибирской области за 2011 год, по словам руководителя департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды региона Юрия Марченко, было поставлено на учет 39 бесхозных гидротехнических сооружений (не только малые ГЭС, но и плотины, запруды) в 11 районах, причем по девяти из них еще только ведется оформление всей документации. Есть в Сибири и действующие малые ГЭС, например Енашиминская ГЭС в Североенисейском районе Красноярского края, построенная в 1955 году, ныне имеет мощность 5,3 МВт, связана с единой энергосистемой через ПС 110 кВ «Новая Еруда» и другие (см. таблицу).

1.jpeg

Список действующих и строящихся малых ГЭС в Сибири (до 25 МВт)

Вместе с тем, судя по мировым тенденциям, именно малые ГЭС как один из источников возобновляемой энергетики являются наиболее перспективными энергетическими объектами для инвесторов. Такие выводы, в частности, следуют из отчета о развитии возобновляемой энергетики Country Attractiveness Indices Report (индексы привлекательности стран), который готовился Ernst&Young. Несмотря на ухудшение экономической динамики, признают авторы доклада, целый ряд развивающихся стран уверенно инвестирует в малую энергетику. «На развивающихся рынках мы продолжаем наблюдать увеличение мощностей, обусловленное ростом веры правительств в возобновляемую энергетику, в основе которой лежат соображения энергетической безопасности и необходимость создания рабочих мест», — констатирует руководитель глобального направления консультационных услуг Ernst&Young в сегменте чистых технологий Джил Фоурер. Впрочем, добавляет консультант, и развитые страны активно инвестируют в небольшие проекты возобновляемой энергетики, например Германия, которая взяла курс на отказ от атомных электростанций.

Несколько успешных проектов

Нельзя сказать, что Сибирь совершенно противоречит этим тенденциям. Напротив, за последние два десятилетия в регионе все же было реализовано несколько проектов строительства малых ГЭС. Правда, при их эксплуатации постоянно возникают проблемы, связанные не столько с некачественным сооружением объектов, сколько с их некачественным обслуживанием — наивно думать, что в отдаленных районах Алтая и Тувы можно найти хороших гидроэнергетиков. Так, в 2001 году в Республике Тыва сдана в эксплуатацию ГЭС Кызыл-Хая на реке Моген-Бурен мощностью 150 кВт, запроектированная «Красноярскгидропроектом». Строительство станции финансировалось Министерством энергетики России, программа по Туве предусматривала строительство трех малых ГЭС, однако с ликвидацией самостоятельного Минэнерго программа финансирования была свернута.

В 2002 году в Республике Алтай был введен еще советский долгострой — малая ГЭС Кайру мощностью 400 кВт. Третья и последняя за это время в Сибири малая ГЭС — Джазатор (республика Алтай) мощностью 630 кВт введена в строй в ноябре 2007 года. Последняя, кстати, классический пример локальной малой ГЭС — станция не подключена к внешней электросети и работает исключительно ради нужд отдаленного села Джазатор Кош-Агачского района республики.

В других регионах в это время ограничились только планами на строительство малых ГЭС. Так, на родине малой гидрогенерации, в Иркутской области, в 2001 году тогдашний губернатор Борис Говорин утверждал, что «в ближайшие десять лет планируется построить десять мини-ГЭС». Был и конкретный проект — строительство малой ГЭС в селе Карам Казачинско-Ленского района области, которая должна была заменить дизельную станцию. Однако этим планам не суждено было сбыться.

Амбициозные, но нереализованные планы отмечены в этот период и в соседнем Красноярском крае. «В рамках работы над реализацией пилотного проекта по строительству малых ГЭС на территории Красноярского края в 2005–2009 годах был определен перечень приоритетных территорий, которые наиболее удалены от транспортных сетей, а также территорий, где дизельные станции выработали свой ресурс или находятся в аварийном состоянии. Малые ГЭС планировалось расположить в бассейнах малых рек (Нижней Тунгуски, Подкаменной Тунгуски, Сым, Тасеевки, Курейки, Хантайки, Кас, Турухана, Елогуй). Был произведен предварительный расчет стоимости выполнения комплекса работ по проведению данного гидротехнического строительства, но дальнейшего развития проект не получил», — сообщили «Эксперту-Сибирь» в министерстве промышленности и энергетики региона.

Наконец, в 2006–2007 годах за реализацию проекта развития малой энергетики взялась тогда еще «ГидроОГК» (ныне переименованная в «РусГидро»). Тогда в компании для развития малой гидроэнергетики был создан отдельный фонд «Новая энергия», а уже в декабре 2007 года был введен в строй каскад их трех малых ГЭС в Дагестане. Но вот в Сибири это начинание забуксовало. «Пионерской» малой ГЭС в Сибири должна была стать еще в 2010–2011 годах станция на реке Чуе, но срок начала строительства постепенно откладывался. К 2010 году проект приобрел современные очертания: в марте «РусГидро» стала владельцем 100% акций ОАО «Малые ГЭС Алтая», а генподрядчиком строительства первой малой ГЭС стала другая «дочка» холдинга — ОАО «ЧиркейГЭСстрой».

Вопрос же в том, насколько такие темпы достаточны для действительно эффективного развития малой гидрогенерации в Сибири. Ответ очевиден — столь ограниченный перечень проектов пока можно считать скорее подготовительным этапом для настоящего развития малых ГЭС. «Сегодня гидроэнергетический потенциал малых рек используется довольно слабо. В том же Красноярском крае есть множество мест, где электро­энергия производится с помощью дизельных электростанций, при этом себестоимость ее обходится до 20 рублей за киловатт. Если же построить малые ГЭС, то себестоимость при этом уменьшится на порядок», — считает директор по управлению проектами ОАО НПО «Элсиб» Евгений Лисицын (с 2010 года компания является партнером проекта малой ГЭС «Чибит» — для станции здесь производятся, в частности, турбины).

Все внимание на Алтай

Потенциал малых рек Сибири для развития гидроэнергетики действительно огромен. «Изучение гидропотенциала малых рек позволило определить шесть наиболее перспективных регионов СФО с точки зрения развития малой гидроэнергетики, которая относится к ВИЭ. Это Республика Алтай, Республика Бурятия, Алтайский край, Иркутская область, Забайкальский край и Кемеровская область. Сейчас ведем сбор и анализ данных по потенциальным площадкам строительства малых ГЭС в данных регионах. В каждом из них разные стартовые условия для начала реализации пилотных проектов. Таких проектов в нашем «сибирском» портфеле сейчас насчитывается 56, их совокупная установленная мощность оценивается в 220 мегаватт», — пояснили «Эксперту-Сибирь» в пресс-службе ОАО «РусГидро».

Больше всего надежд на окончание реализации проекта малой ГЭС, по всей видимости, сегодня следует возлагать на республику Алтай, в которой строится станция «Чибит». ГЭС мощностью 24 МВт планируется построить в узком ущелье, что позволит избежать необходимости затопления больших площадей, общая стоимость проекта сегодня оценивается в 3 млрд рублей (основным инвестором была и остается компания «РусГидро»). «Введение ГЭС в эксплуатацию позволит обеспечить надежность энергоснабжения трех-четырех районов республики, а также снизить тарифы на электроэнергию, которые в Республике Алтай остаются самыми высокими в Сибири. Новые энергомощности позволят обеспечить развитие горнодобывающего комплекса в Кош-Агачском и лесоперерабатывающей промышленности в Улаганском районах. В ходе строительства станции будут трудо­устроены около тысячи жителей поселка Акташ и других сел двух районов», — сообщал ранее глава Республики Алтай Александр Бердников.

Особый интерес к этой станции понятен. Во-первых, это единственная подобная станция в Сибири, которая сегодня реально строится. «В настоящее время уже завершено строительство вахтового поселка с инженерно-техническими сетями обеспечения, выполнен проект по сооружению мостового перехода через Чую. Также получены кадастровые паспорта на земельные участки под строительство объектов малой ГЭС «Чибит», — говорят в «РусГидро». Правда, и здесь не обходится без проблем. По данным компании, в ходе строительства выяснилось, что проектно-сметная документация, выкупленная в октябре 2010 года ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь» (заказчиком строительства малой ГЭС «Чибит») у ГУКП «Управление капитального строительства Республики Алтай», оказалась неточной и требует актуализации. Во-вторых, регион действительно нуждается в мощностях станции. Как известно, в республике Алтай фактически нет сколько-либо значимой собственной генерации — почти все электричество в регион поставляет «Алтайэнерго». Дефицит мощностей (на практике это означает, например, ограничения по строительству новых туристических объектов — одной из основ экономики региона) оценивается в 100–110 МВт, и каскад из трех ГЭС на Чуе («Чибит» — первая из них) позволит покрыть 70% этого дефицита.

Есть начатые проекты и в других регионах. Так, недавно губернатор Алтайского края Александр Карлин сообщил, что весной этого года в регионе начнется строительство первой малой ГЭС (с вводом в эксплуатацию в 2013 году). Станция будет построена в Солонешенском районе на реке Песчаной. Инвесторами выступят «МРСК Сибири», «Алтайэнергосбыт» и «Инжиринговая компания «Энергия».

Интересны также проекты, которые анонсирует ОАО «Западно-Сибирская гидрогенерирующая компания» (ЗСГГК, зарегистрировано в августе 2010 года в городе Видном Московской области, 75% уставного капитала принадлежат ОАО «Сибирская горно-металлургическая компания»). ЗСГГК уже сообщила о реализации своих проектов в двух сибирских регионах. Вначале — в том же Алтайском крае. На реке Ануй компания планирует построить каскад из 8 мини-ГЭС общей стоимостью 8 млрд рублей (запуск первой станции планируется в 2015 году). Кроме того, летом прошлого года компания заявила о планах восстановления закрытой в 1970 годах ГЭС на реке Иксе в Чаинском районе Томской области. Работы по восстановлению станции (здесь сохранились плотина, здание ГЭС и все основные сооружения) оцениваются в 300 млн рублей, а закончить их планируется в конце 2012 – начале 2013 года. Окупать проект планируют не только за счет продаж электричества. В непосредственной близости от ГЭС ЗСГГК планирует создать деревообрабатывающий цех, цех металлообработки и кирпичный завод (общая стоимость всех работ — порядка 1,5 млрд рублей).

Холодно, но можно

Таким образом, можно констатировать — проекты строительства малых ГЭС в Сибири могут быть рентабельны и интересны при определенных условиях не только государственным холдингам, но и частному бизнесу. Тем более что в появлении таких инвесторов ряд регионов реально заинтересован и готов оказывать им содействие, ведь реализация подобных проектов автоматически означает возможности для промышленного освоения территории. «С финансово-экономической точки зрения объекты малой гидрогенерации имеют существенные преимущества (при принятии соответствующего пакета нормативно-правовых актов), а именно короткие инвестиционные циклы (три-четыре года со стадии проектирования) и, соответственно, более быстрое начало операционной деятельности и роста бизнеса компании», — считают в «РусГидро». С мнением компании соглашаются и международные эксперты. «Ввиду неопределенности прогноза тарифов и роста потребления электроэнергии в России диверсификацию, заключающуюся в выходе на рынки возобновляемых источников энергии, которые активно развиваются за пределами России, следует рассматривать в качестве альтернативы, позволяющей увеличивать выручку и прибыль», — считает руководитель группы консультационных услуг по сделкам компаний ТЭК и электроэнергетики в СНГ компании Ernst&Young Эдгар Рагель.

Главная же проблема реализации подобных проектов в Сибири, уверяют эксперты, в сложных климатических условиях. «При продолжительности зимнего периода в Сибири порядка семи месяцев малые водотоки, которые необходимы для выработки электроэнергии, перемерзают, в результате чего работа станций становится сезонной, то есть происходит увеличение расходов за счет необходимости использовать альтернативные источники электроэнергии — дизельные электростанции (ДЭС), что финансово себя не оправдывает», — констатируют в министерстве промышленности и энергетики Красноярского края. Например, согласно проектной документации, уже строящаяся малая ГЭС «Чибит» в Республике Алтай при установленной мощности в 24 МВт имеет гарантированную мощность в декабре-феврале практически на уровне нуля. Другими словами, станция зимой практически бесполезна с точки зрения генерации электричества.

Поэтому малые ГЭС и были так быстро построены на Кавказе, где водоток зимой практически не перемерзает, и так медленно, неохотно строятся в Сибири. Проблему можно решить созданием водохранилища достаточного объема, которое будет как бы аккумулировать мощность летом, чтобы выдавать ее зимой. «В Сибири малая станция не будет нормально эксплуатироваться без резерва воды, хотя бы сезонного регулирования. Для этого нужно создать водохранилище, которое является потенциальным источником энергии. Если это невозможно сделать, то говорить о малой станции просто бессмысленно», — резюмировал директор «Красноярскгидропроекта» (входит в Красноярский филиал ЗАО «Сибирский ЭНТЦ») Николай Нейланд. Следовательно, привлекательные с точки зрения экологов проекты бесплотинных малых ГЭС с экономической точки зрения вряд ли осуществимы.

Кстати, именно Красноярский край «РусГидро» считает одним из наиболее перспективных регионов для развития малой гидроэнергетики, помимо Алтая. «Именно в этом регионе есть большое количество автономных потребителей в энергоизолированных зонах, не охваченных сетевыми объектами. Эти изолированные от энергосистемы территории в настоящее время выгоднее обеспечивать дизельной генерацией, так как строить на такое гигантское расстояние сети экономически не выгодно. Тем не менее стоимость конечных тарифов из-за  повышения цены на топливо постепенно растет. И здесь малые ГЭС могли стать достойной заменой дизельной генерации», — уверены в компании.

В пользу малых ГЭС приводят и еще один, уже неэкономический довод — качество жизни населения. «В пользу их возведения, помимо того что появится местный более дешевый источник электроэнергии, можно привести и другие доводы: будут созданы благоприятные условия для обитания водоплавающей птицы; улучшатся условия рыболовства и водоснабжение населения», — считает Елена Гусельникова.

В результате малой гидроэнергетике в Сибири, скорее всего, быть. Только согласно планам «РусГидро» в России возведут несколько десятков малых ГЭС с установленной мощностью порядка 500 МВт. Вопрос только — где. И здесь на первый план выходит реальная заинтересованность региона в реализации такого проекта на своей территории. «Регион, как правило, должен сам выступать заказчиком таких проектов. Для малых ГЭС достаточно трудно находить инвесторов, так как это требует больших разовых вложений. Поэтому процесс привлечения финансовых средств в данную отрасль идет пока медленно», — замечает полпред президента в СФО Виктор Толоконский.

«РусГидро» и другие компании (та же Западно-Сибирская гидрогенерирующая компания) в этом смысле вполне справедливо хотят от регионов полноценной государственной поддержки. Очевидно, что больше всех в этом направлении преуспела Республика Алтай — регион методично в течение нескольких лет продвигал проект каскада малых ГЭС на Чуе. Инвестором сначала согласилась быть «МРСК Сибири», затем эстафета перешла к «РусГидро», но цель фактически достигнута — реализация проекта началась. Шанс на бурный рост отрасли имеет и Красноярский край. Буквально на прошлой неделе, 5 марта, в рамках VII Сибирского промышленного форума региону было сделано заманчивое предложение. Федеральные власти пообещали 13 млрд рублей до 2020 года с условием, что регион доведет объем производства электро­энергии за счет возобновляемых источников (сюда, надо полагать, входят и малые ГЭС) до уровня 750 МВт установленной мощности. «Государство не может поддерживать отдельно взятые бизнес-проекты, а вот объединенные и систематизированные региональные инициативы, целые связки подобных проектов могут получить беспрецедентную помощь», — заявил директор Красноярского филиала Российского энергетического агентства Владимир Голубев.

А вот Иркутская область, по всей видимости, отказывается от такой перспективы. «За неимением более эффективных источников раньше такие ГЭС были востребованы. Почему сегодня нет мини-ГЭС? Потому что их очень сложно эксплуатировать, в частности оттого, что зимой малые реки перемерзают. Поэтому я на самом деле не верю в перспективу мини-ГЭС. Это возможно, но оправданно только для отдельных, исключительных случаев. К примеру, установить такую ГЭС целесообразно было бы в Ербогачене. Но там, к сожалению, физически такой возможности нет», — сообщил на недавней пресс-конференции министр жилищной политики, энергетики, транспорта и связи Иркутской области Петр Воронин.

Впрочем, другие регионы свой выбор, видимо, сделали, и малая гидрогенерация вполне вписывается в их стратегию развития. В любом случае повышение цен на дизельное топливо, увеличение цены на транспортировку электричества на дальние расстояния (за счет износа инфраструктуры, а также из-за других объективных факторов) в ближайшем будущем сделают малые ГЭС не только имиджевым проектом с социальной направленностью, но и полноценным видом бизнеса.

2.jpeg

Ресурсный потенциал малой гидроэнергетики по федеральным округам

Источник: Эксперт
Все комментарии
Комментировать
Введите число, которое видите на картинке

Чистые технологии: